Мировой опыт по борьбе с легализацией преступных доходов – Джозеф Кофер Блэк

Новости - 17 мая 2019 года

В интервью газете «Латвияс Авизе» член совета Baltic International Bank Джозеф Кофер Блэк рассказывает о мировом опыте борьбы с легализацией преступных доходов и предстоящих трудностях и задачах в совете Baltic International Bank.

 Picture

 

Ситуация с «грязными деньгами» в мире улучшается или ухудшается?

Честно говоря, это вопрос из разряда вопросов о религии – влияние религии растет или уменьшается?

На макроуровне можно почти с уверенностью сказать, что в последнее время поток «грязных денег» в мире существовал постоянно.

В последнее время – это после 11 сентября 2001 года?

То есть, в тот момент на это начали обращать внимание?

Я бы сказал – раньше. По крайней мере, с американской точки зрения, история «грязных денег» начинается с войны с наркотиками. Несмотря на огромные ресурсы, выделяемые на борьбу с этим явлением, редко удавалось значительно повлиять или изменить «уличную цену» наркотиков. А если цены не меняются, то и в борьбе с наркотиками нет реального и устойчивого успеха. Да, застрелили Пабло Эскобара и поймали Эль Чапо, уничтожили тот или иной наркокартель, но их место вскоре заняли другие. Что делать дальше? В таких условиях у правоохранительных органов появился стратегический подход «следить за деньгами». Слабыми сторонами системы распространения наркотиков являются логистика и возврат полученной прибыли в финансовую систему. Если мы не можем победить в секторе логистики, то остается финансовый сектор. Помнится в то время, в 80-е и 90-е годы, отправляясь в Южную Америку и посещая набережную или гавань, мы видели десятки дорогущих яхт с мощными двигателями стоимостью более миллиона долларов, стоявших словно пачки сигарет на полке. Они либо принадлежали торговцам наркотиками, либо были конфискованы у них и использовались для перевозки наркотиков. Если бизнес может позволить себе списать на расходы многомиллионные транспортные средства, то этот бизнес явно очень прибыльный. Именно в этих условиях родилась смена стратегии – не просто пытаться только найти и ликвидировать систему логистики, но и следить за деньгами, разоблачая лидеров наркокартелей.

Вы уже упоминали 11 сентября; в то время я был главой Контртеррористического центра ЦРУ. С «отслеживанием денег» в области борьбы с терроризмом поначалу все было не очень хорошо, потому что мы боялись того, что этот подход может отнять и без того ограниченные ресурсы для других областей. Второе ограничение заключалось в том, что, в отличие от наркотиков, для терроризма не нужно много денег. Организация атак 11 сентября обошлась недорого, может, в несколько сотен тысяч долларов.

Это мелочь по сравнению с количеством средств, вовлеченных в оборот наркотиков. Отследить такие небольшие суммы сложно. Однако разведывательные службы постепенно начали это делать в сотрудничестве с международными партнерами. Надо сказать, что результаты оказались лучше, чем ожидалось, но остановить финансирование террористических ячеек очень сложно. Наилучшие результаты достигаются путем мониторинга мировой или национальной финансовой системы и поиска там аномалий, но, конечно, приходится сталкиваться с политическими ограничениями.

Говоря об ограничении «грязных денег» и политике ... Я бы рискнул сказать, что в финансовых кругах Латвии бытует мнение, что отчет Сети по предупреждению финансовых преступлений (FINCEN) Министерства финансов США об ABLV Bank и последующие действия были слишком резкими, необоснованно выделяя Латвию.

А именно, проблемы отмывания денег существуют и в других странах, и Латвия, по крайней мере, с 2016 года, начала двигаться к усилению и контролю над выполнением требований к борьбе с отмыванием денег.

Я был лишь в нескольких странах, в которых американцев не считают частью проблемы. Мои латвийские друзья считают именно так, как Вы спрашиваете. Но что бы вы хотели, чтобы мы сделали? Есть так много важных вопросов/проблем, и нам приходится их решать, а также тирания времени, независимо от того, насколько хороши людские намерения. Кроме того, недовольство одного партнера во взаимоотношениях с другим партнером также может быть выражено в ясной и недвусмысленной форме.

Давайте говорить открыто – я в Латвии уже 14-й раз, мне очень нравится Латвия и ее люди. Прежде чем решить, стоит ли ехать сюда работать, я немного изучил ситуацию. Репутация Латвии в интернете не очень хорошая и, к счастью, не соответствует реальности.

Тем не менее, за последнее десятилетие было допущено несколько нарушений правил по борьбе с отмыванием денег.

Несправедливо обвинять американцев в том, что они защищают свои интересы и решают послать четкий сигнал в ситуации, когда другие методы уже были испробованы. Это могут делать только те, кто не знает предысторию отношений.

Я также слышал все это: «этот банк стал козлом отпущения», «это не правда», «это ложная информация» и даже – «это все было организовано российскими спецслужбами».

Вздор! «Отмывание денег» на «системном» уровне, как говорится в отчете FINCEN, – это шах и мат. Это обвинение, которое нельзя воспринимать легкомысленно.

Системный – это серьезный термин.

Системный означает, что на организационном уровне была создана интегрированная система, которая регулярно и многократно осуществляла деятельность по отмыванию денег. И как вишенка на торте – «отмывание денег в интересах Северной Кореи», которое нельзя игнорировать. Найдите на карте мира другую страну, с которой у США сложились бы более сложные отношения и деятельность по отмыванию денег в пользу которой могла бы быть более раздражающим фактором для американцев.

Что вы хотели, чтобы США сделали в этой ситуации? И как долго латвийские банки могут участвовать в отмывании денег без вреда финансовой системе и репутации государства? Действия США в этом случае можно назвать «жестокостью из лучших побуждений» (tough love), но они основаны на благих намерениях и искреннем желании помочь системе, которая сама с этим не справляется.

Как публично заявил глава КРФК Петерис Путниньш – в случае отмывания денег Северной Кореи деньги поступали из одного европейского банка, проходили через Латвию и возвращались в другие европейские банки. Почему роль Латвии была подчеркнута? Почему нет аналогичных отчетов FINCEN о других европейских банках?

Я не могу прокомментировать то, что сказал г-н Путниньш.

И были сообщения о других банках, которые, возможно, не привлекли так много внимания.

Но я настаиваю на том, что сказал.

У правительства США нет ни времени, ни энергии, чтобы заниматься вымышленными вещами. Если прочитать отчет FINCEN полностью, становится ясно, что мотивация США послать четкий сигнал была высокой. И поверьте мне – составление таких отчетов не происходит так, что чиновник тычет пальцем в карту и случайным образом выбирает, против какой страны выступить. Многие учреждения участвуют в составлении таких отчетов, и результат отражает взаимосогласованный взгляд на происходящее.

Большая часть денег, проходящих через латвийскую банковскую систему, поступает из стран СНГ, прежде всего из России. Учитывая сложные отношения между западным миром и Россией, почему мы должны беспокоиться о том, что деньги «уплывают» из российской экономики, отнимая ресурсы для инвестиций, и тратятся на Западе на покупку вилл на побережье Средиземного моря и бесполезно дорогих яхт, а также английских футбольных клубов?

Здесь я с Вами согласен – может быть, и не должны. Хотя отношения с Россией стали более сложными, большинству американцев русские нравятся – то, как они себя воспринимают, очень похоже на то, как себя воспринимают сами американцы.

Кто-то может спросить, почему Россия должна занимать столь безжалостную и агрессивную позицию по международным вопросам, и почему Владимир Путин должен публично показывать фильмы о стрельбе из ядерного оружия по целям в США.

Когда русские покупают виллы в Италии, это меня скорее веселит, чем волнует.

Хотите яхты – да без проблем.

Недвижимость в Нью-Йорке – замечательно. Я обеспокоен тем, что источником этих денег может быть разворовывание государства и мошенническая приватизация.

Если посмотреть, какие люди включены в санкционные списки США, то можно увидеть, что в подавляющем большинстве это люди, которые приобрели свое богатство в форме, которую Соединенные Штаты считают незаконной.

Говорят, что США препятствуют развитию России. Россия в настоящее время сама является своим крупнейшим врагом.

Однако демократическая и стабильная Россия, в которой живут довольные и сытые люди, отвечает интересам США. А потраченные на виллы и яхты деньги было бы гораздо лучше вложить в российскую инфраструктуру, социальное страхование и образование.

Много ли Ваших коллег с опытом работы в сфере разведки, борьбы с терроризмом и отмыванием денег, а также дипломатии приходят работать в банковскую систему Балтии?

Хороший вопрос, потому что работа в финансовой системе имеет много общего с разведкой и дипломатией.

Многие принципы одинаковы – знай, с кем ты имеешь дело, защищай своих родных и своих друзей, инвестируй в будущее, эффективно используй ограниченные ресурсы для достижения цели. На самом деле, борьба с легализацией средств, полученных преступным путем, является моей главной задачей в качестве члена совета Baltic International Bank.

Одно из основных направлений этой работы остается неизменным – создать и усовершенствовать механизм, который позволил бы выявлять рискованных клиентов, а также выявлять потенциальные риски в этой области. Однако в ответ на Ваш вопрос – нет, я не вижу притока американских специалистов. Я больше вижу представителей европейских стран.

 

Олаф Звейниекс, газета “Латвияс Авизе”, 14.05.2019

 

Интервью газете Латвияс Авизе - Джозеф Кофер Блэк (LV)

Назад к списку новостей